Китайско-российское космическое сотрудничество свидетельствует о высоком уровне политического доверия: российский ученый

Россия Китай флаг Технологии

В чем важность сотрудничества Китая и России в космосе? Что усилия Китая по исследованию космоса, руководствуясь идеей построения сообщества с общим будущим всего человечества, означают для международной космической индустрии? Отвечает Данил Бочков, эксперт Российского совета по международным делам.

Интервьер: Каково значение китайско-российского сотрудничества в космосе? Как неуверенность во внешней политике США, о которой вы упомянули, повлияет на космическое сотрудничество Китая и России?

Бочков: Сотрудничество России и Китая в космосе имеет огромное значение, измеряемое двумя областями расширения двустороннего сотрудничества стран — технологическим и стратегическим. Первое дополняет более длинный список других научных областей, в которых в последнее время наблюдается рост взаимодействия между Москвой и Пекином. Это сотрудничество в ядерной энергетике, отмеченное недавним запуском нового проекта в Китае и решениями обоих государств о взаимном использовании технологий партнеров в собственных космических полетах, и сотрудничестве в исследованиях дальнего космоса.

Этот момент неоднократно закреплялся в большинстве дипломатических публикаций после встреч на высоком уровне и даже был специально упомянут президентом Путиным в своем недавнем интервью NBC, размышляя об особом стратегическом характере «беспрецедентно высокого уровня» отношений между двумя государствами. Обнародованный в марте совместный проект лунной станции еще раз подтверждает этот момент, представляющий собой тесную технологическую взаимосвязь космических технологий России и Китая.

Кроме того, он подчеркивает высокий уровень политического доверия, что ведет ко второму стратегическому пункту двустороннего сотрудничества в области космических исследований. Обмен секретными технологиями, имеющими значение для национальной безопасности, доказывает наличие прочных доверительных отношений между Москвой и Пекином и дополняет другие аналогичные области сотрудничества.

Интервьюер: Ожидается, что Китай завершит строительство своей космической станции примерно в 2022 году, в то время как Международная космическая станция (МКС) достигнет запланированного срока службы в 2024 году. Предстоящая космическая станция Китая может стать единственной действующей станцией после 2024 года. Вашингтон отклонил просьбу Китая присоединиться к МКС, в то время как космическая станция Китая откроется для всего мира. В чем разница между Китаем и США в их отношении и взглядах на международное сотрудничество? Что раскрывается в этом контрасте?

Бочков: Очевидно, США передают свои внешнеполитические инструменты и видение другим областям, включая космические исследования и сотрудничество с другими странами, хотя НАСА не поддерживает такую позицию, несколько раз критикуя ее и призывая пересмотреть поправку Вольфа 2011 года, запрещающую НАСА участвовать в совместных проектах с Китаем. Да, Китай с самого начала своего проекта космической исследовательской станции продвигал инклюзивный характер усилий, приглашая на борт все государства-члены ООН.

Это широко разделяет и Москва, которая также ожидает, что инициативы в области космических исследований будут более открытыми и совместными, а не будут способствовать «политическим проектам НАТО в космосе». Об этом свидетельствуют такие выдающиеся инициативы двустороннего сотрудничества, как Международная станция лунных исследований, которая также имеет внешнеполитические последствия. Россия — хотя и была приглашена США для участия — раскритиковала аналогичный проект исследования Луны НАСА, обвинив проект «Артемида» в его исключительности в имитации космического базирования НАТО.

Напротив, Россия и Китай сделали приоритетом международное сотрудничество, открытость и инклюзивность своей совместной инициативы по исследованию Луны, что красноречиво свидетельствует о соответствующих позициях обоих государств по глобальному взаимодействию в отличие от подхода США. Мировой идеологический раскол, проявленный попытками Джо Байдена сплотить демократии против так называемых автократических государств, а именно России и Китая, находит свое отражение в других областях, включая космические исследования с НАСА, прогнозирующим новую космическую гонку, «если Россия начнет просто зависеть от Китая», с НАТО. признание важности космоса для «безопасности и процветания» альянса на только что завершившемся саммите в Брюсселе.

Интервьюер: Некоторые американские аналитики и СМИ заявили, что угроза России покинуть Международную космическую станцию и новый марсоход Китая ускорит космическую гонку. Как вы относитесь к подобным повествованиям?

Бочков: Это кажется справедливым суждением, если сравнивать его с историей международных отношений. В ситуации глобальной конкуренции или соперничества все участники стремятся гарантировать свое превосходство, чтобы избежать прямых вызовов со стороны оппонента. Вот почему успехи одной стороны в определенной области конкуренции, естественно, подталкивают другую сторону к стремлению преодолеть разрыв или даже превзойти конкурента, чтобы закрепить свои позиции. США при Дж. Байдене признали Китай своей «самой большой угрозой», а НАТО впервые только что заклеймило это как военный вызов — все эти шаги помещают Китай в ту же классификацию, которую СССР использовал в зенитах холодной войны. время, когда она боролась против США за господство во всех возможных сферах.

Китай устанавливает мировые рекорды благодаря своим недавним успехам в космических исследованиях, таких как возвращение лунохода «Чанъэ-5», которое, как известно, является третьим в истории. Он добивается того, чтобы исследования Марса стали вторыми национальными в мире, которые приземлили свой марсоход на поверхность планеты. Сейчас Пекин строит свою собственную космическую станцию и планирует отправить пилотируемые миссии на Луну, чтобы стать «крупной космической державой к 2030 году». Такие амбициозные начинания неизбежно создают огромные проблемы для Вашингтона, который рассматривает Пекин как угрозу своему глобальному господству и, следовательно, не может позволить Китаю превзойти США и оказаться втянутым в космическую гонку.

Интервьер: Космический проект человечества огромен и постоянно сталкивается с новыми технологическими проблемами, которые любой стране сложно решить в одиночку. Как вы думаете, насколько непредубежденный подход международного сообщества, особенно в тех странах, которые обладают сильным космическим потенциалом, поможет международной космической отрасли?

Бочков: Если такой всеобъемлющий и совместный способ взаимодействия в глобальных космических исследованиях может быть достигнут, это станет огромным бонусом для человечества, поскольку он позволит заинтересованным странам равномерно распределять растущие расходы и извлекать выгоду из синергетических эффектов сочетания специальных знаний каждого из них. государственный. Россия и Китай продемонстрировали такое состояние сотрудничества и продемонстрировали готовность к обмену технологиями в 2019 году, когда Москва предложила поставить в Китай ракетные двигатели в обмен на китайскую микроэлектронику. Преимущества объединения общих усилий для достижения некоторых выдающихся и дорогостоящих космических достижений также представлены совместным строительством и эксплуатацией Международной космической станции, а также предстоящим российско-китайским проектом лунной станции.

Интервьер: В какой степени политика будет препятствовать глобальному сотрудничеству в космосе? Сможет ли международное сообщество преодолеть фактор США для сотрудничества в космосе?

Бочков: Похоже, что в международном масштабе островные позиции США по сотрудничеству с Китаем в космосе не находят отклика. Европейское космическое агентство (ЕКА) подчеркивает, что мир сейчас полностью отличается от того, который был 60 лет назад, когда США и СССР находились по разные стороны космической гонки, и никого между ними не было.

Европейские союзники США отдают приоритет инклюзивности и открытости, подчеркивая, что «чем больше будет космических держав, тем больше шансов, что какая-либо из них достигнет своих целей». Такая позиция очень верна и развивает предыдущий вопрос о том, почему межгосударственное сотрудничество в космосе имеет решающее значение.

Тем не менее, если текущая геостратегическая конкуренция усилится, и США станут более убедительными в уговоре европейских союзников сплотиться против Китая, как это было продемонстрировано объединением государств во время недавнего саммита G7 в Корнуолле и объединенным маршем США и ЕС против технологических гигантов Китая, завершившимся всего лишь объявила о создании технологического альянса — космос может стать следующей ареной глобального противостояния.

Несмотря на воинственное отношение США к Китаю, союзники Вашингтона из числа ЕС придерживаются своего собственного подхода к отношениям с Китаем. Германия, Швеция и Нидерланды активно участвовали в исследовательской миссии Chang’e-4. Государства ЕС, считая Пекин «открытым для сотрудничества», по-прежнему готовы ко многим новым начинаниям, включая космическую станцию Китая, пилотируемые миссии на Марс и Луну.

Среди других аргументов, совместное освоение космоса важно из-за эффекта умножения, который достигается, когда многие участники работают над одним и тем же проектом, обмениваясь идеями, финансами, технологиями и знаниями.

Разделение затрат также важно, поскольку амбициозные проекты космических исследований выходят далеко за рамки миллиардов долларов США, которые в сочетании со многими другими инициативами по исследованию космоса могут составлять огромную часть государственного бюджета. Так, российская космическая исследовательская станция, которую планируется завершить в 2030 году, первоначально оценивается примерно в 6 миллиардов долларов, в то время как финансирование элементов фундамента для лунного исследовательского комплекса под руководством США в рамках проекта «Артемида» оценивается в 331,8 миллиона долларов.

Интервьер: Космос принадлежит всем землянам. Международное сотрудничество в космосе — важная часть усилий Китая по построению сообщества с общим будущим всего человечества. Как вы оцениваете такую инициативу Китая? Что это значит для международной космической отрасли?

Бочков: Открытое отношение Китая к другим странам к участию в его инициативах по космическим исследованиям, что также отмечается европейскими партнерами, является позитивным признаком того, что в будущем появятся новые возможности для грандиозных совместных проектов в освоении космоса. Китаю следует лучше сформулировать свое позитивное послание или, как недавно выразился Си Цзиньпин, «привлекательный» образ сотрудничества с другими государствами и отгородить некоторые разделяемые ЕС предубеждения и озабоченность по поводу цели Китая стать глобальным гегемоном, заменив США. Если он будет завершен своевременно и тщательно — инициативы Китая могут быть приняты во всем мире и принесут пользу мировому исследованию космоса.

Оценить статью
( Пока оценок нет )
VolnaNews.online
X
Путин сделал сенсационное заявление: содрогнулся весь мир
Путин сделал сенсационное заявление: содрогнулся весь мир